Главная страницаАрхив№ 18 (019) / Хрупкие солдаты войны

Хрупкие солдаты войны

20 Октября 2015

Велика я Отечественная война стала настоящим испытанием для всей страны, унесла жизни миллионов людей и потребовала больших усилий от каждого человека для достижения такой желанной, но такой сложной Победы. Огромную роль в этой Победе сыграли медицинские специалисты. Они постоянно находились рядом с бойцами, в сложнейших условиях оказывали максимальную помощь, возвращая их в строй, и давали надежду на светлое будущее для всех.

Наряду с врачами трудились и медицинские сестры — героические и хрупкие женщины, выполнявшие сложнейшую работу по уходу за больными. Историю одной из них, старшей операционной медицинской сестры медико-санитарного батальона 4-го Украинского фронта Анастасии Ивановны Бочкаревой, рассказала нам ее дочь Людмила Степаненко. — Моя мама, родилась в 1921 году в городе Кустанай, это в Казахстане. Там окончила 8 классов школы, а в 1940 году — Магнитогорский медицинский техникум с отличием. Потом работала фельдшером в госпитале в Троицке Челябинской области. Хотела стать хирургом, но не сложилась судьба — война, после войны дочь родилась. У нее было много сестер, братьев. Младшие и сейчас живут в Магнитогорске, Челябинске и в Казахстане. Беда пришла в их дом еще в 1939 году, когда погиб старший брат на Советско-финской войне, второй — пропал без вести.

На наш вопрос о том, как Анастасия Ивановна узнала о войне и как она началась для нее, Людмила Александровна смеется невесело. — Как узнала? Как и все: объявили о войне. Пришла повестка из военкомата. Она, как медик, была военнообязанная. И, когда началась война, ее призвали. Местом призыва был Кыштымский районный военкомат Челябинской области. Ей тогда было 20 лет. Первые два года войны работала в госпитале в Троицке.

А в 1943 году ее забрали в медсанбат 4-го Украинского фронта. Именно тогда была битва на Курской дуге.

И она попала в самое пекло: работы было очень много там, раненных было много. Медики без сна и без отдыха ставили бойцов на ноги, чтобы они вернулись на передовую воевать за нашу Родину. Мама так и прошла всю войну до конца с 4-м Украинским фронтом, служила старшей операционной медицинской сестрой, ассистировала профессору Борису Дмитриевичу До- бычину. Была на Украине, в Польше, Румынии, Австрии, Германии.

Во время войны часто не хватало медикаментов, перевязочных материалов, медсестры и врачи работали в полевых условиях.

Чаще всего операционные располагались в землянках, блиндажах. До линии фронта — рукой подать. Постоянно были бомбежки и обстрелы. Все время доставляли раненых солдат с поля боя. Вот в таких блиндажах военные медики их осматривали и делали операции тем, кому можно. А тяжело раненных отправляли в госпиталь или лечили сами. Выздоровевших возвращали на передовую. В период активных боев, работали, порой, сутки напролет, без сна и отдыха. Напряжение было нечеловеческим. И чтобы хоть как- то справиться с ним многие начинали курить, даже женщины. — Помню, мама рассказывала, что она сначала не курила. И профессор Добычин, она его часто вспоминала, ей говорил: «Асенька закури, тебе будет легче. Давай закуривай, закуривай…» И так она и другие медсестры начали курить, чтобы хоть как-то справляться с нервным напряжением. Сами понимаете, условий никаких, кругом война, разруха, бомбы взрываются, смерть.

Делали операции при керосиновых лампах. В блиндаже постоянно стоял запах гнили, невозможно было дышать. Бинтов не было, делали их из простыней и по несколько раз стирали и применяли снова, шприцов тоже не хватало, их кипятили. Операции делали по 12 часов, врачи валились с ног от усталости и голода. Ассистенты поднимали им маски и на пинцете давали кусочек хлебушка, чтобы хоть что-то пожевать. А еще мама рассказывала, что профессор Добычин распределял часть спирта, который регулярно завозили в медсанбат, по ротам, чтобы солдаты смогли выпить немного для храбрости. Он понимал, как нашим защитникам тяжело идти в бой, зная, что они могут не вернуться.

Тяжело было и медикам. Они тоже ежедневно рисковали своей жизнью, спасая чужие. И они также умирали от пуль и осколков снарядов, также обагряли своей кровью землю. Однажды медсестра Анастасия Ивановна Бочкарева была ранена в голову осколком снаряда, взорвавшегося возле блиндажа. Тогда молодая Асенька вышла во время операции за бинтами. К счастью, осколок только слегка задел ее. Потекла кровь, но она просто вытерла ее и вернулась в блиндаж помогать делать операцию. Бомбежка была обычным делом, а работа стояла, и ее было много. Поэтому в личном деле Анастасии Бочкаревой не было записи о боевом ранении. Уже после войны, когда собирали дополнительные сведения обо всех раненых, она прошла специальную комиссию, которая обнаружила шрамы на руке и голове. По заключению специалистов ей дали инвалидность 1 группы. — Мы с семьей читали на одном сайте, что мама сделала 1570 перевязок и более 100 переливаний крови.

Правда, интересно, кто это считал, — продолжает рассказывать Людмила Александровна. — Ведь она, как и все, трудилась днем и ночью, не было времени на подсчеты. Может было и больше перевязок, теперь уже никто не узнает. Да, и дело-то не в количестве, а в том, что все в то время не жалели сил и боролись за Победу, каждый на своем месте.

Судьба распорядилась так, что Анастасия Ивановна Бочкарева прошла всю войну и вынесла все тяготы послевоенных лет. В 1945 году, она была награждена медалями «За боевые заслуги», «За боевые отличия» и «За победу над Германией».

Но и в мирной жизни она не ушла из профессии. Однажды, приехав на отдых в Ялту, разговорилась с коллегами. А потом ее пригласили на работу в санаторий «имени Куйбышева», где она несколько лет работала старшей медсестрой. Потом работала в санатории «имени Сеченова» и в туберкулезной лечебнице. Перед пенсией — на детской молочной кухне, готовила питание для новорожденных. До последнего дня старалась быть полезной и нужной людям. — Про войну мама часто и много рассказывала мне и внукам, хотела, чтобы мы знали, помнили о прошлом и ценили мир. Говорила, чтоб забрали ее личное дело из Ялтинского военкомата.

Я и забрала его после смерти мамы, теперь своим внукам показываю, они тоже должны знать прабабушку и гордиться ее подвигами.

Леда Семилетова

Яна Капустина

Фото из личного архива Людмилы Степаненко