Главная страницаАрхив2019 #1 / «Мы подвигами не занимаемся...»

«Мы подвигами не занимаемся...»

29 Января 2019

 

Говоря о спасателе МЧС, как правило представляют физически подготовленного мужчину средних лет, который готов прийти на помощь в любую минуту. Такой образ чаще всего используют в кинофильмах, литературных произведениях. Насколько это соответствует действительности, о настоящих спасателях и их работе нам рассказал заместитель начальника Бахчисарайского аварийно-спасательного отряда ГКУ РК «КРЫМ–СПАС» Сергей Семенюк.

Опыт и понимание

— Сергей Васильевич, какая она, работа спасателя?

— Человек счастлив, когда его работа и хобби совпадают. Я счастливчик. Мое знакомство со спасательной службой началось со школы. Если точнее, с Дома пионеров, где я занимался в туристическом кружке. Так совпало, что наш преподаватель как раз был общественным сотрудником Контрольно-спасательной службы Крыма (КСС). Затем прошел школу подготовки кадров. В то время проводились различные сборы и соревнования, организовывались учебные выезды, мне эта структура понравилась. Сама по себе идея очень гуманная, тем более что я активно занимался скалолазанием и альпинизмом, а в таких экстремальных видах спорта тема спасения звучит достаточно остро. С 1981 года началась моя работа в спасательной службе. Но, несмотря на то, что я был на технической должности, вместе с командой КСС принимал участие в спасательных операциях.

— Спасатели работают в разных условиях, на высоте, в горах, воде, оказывают помощь в ДТП. Расскажите об историях спасения.

— В нашей работе очень важен профессионализм и опыт, эти два качества связаны. В ноябре 2018-го нас попросили о помощи ялтинские спасатели, которые в тот момент находились на поисковых работах в другом регионе. Получили координаты: на горе Кизил-Кая в ста метрах от вершины находился пострадавший с травмой колена. Когда начали подъезжать, понял, что это не то место. Там четыре ялтинские яйлы, на которые ведут различные тропы. Благодаря знанию района и опыту было принято решение спустить человека вниз. Если бы мы попытались вытащить пострадавшего наверх — потеряли бы время.

В 2013 году мы выезжали на спасательные работы в горах. На той территории есть пещера, уж не знаю, почему она привлекает людей. Девушка решила посетить это место, арендовала снаряжение и хорошо, что предупредила своих друзей о том, что если она до вечера не вернется, пусть те вызывают спасателей. Мы прибыли к месту, расположились, видим, лежат ее вещи и веревка уходит вниз. Какие версии? Оказывается, спуститься она смогла, а подняться — нет, потому что не умела пользоваться арендованным инвентарем. Вспомнился еще один недавний случай. В начале октября в службу спасения обратился человек, легковой автомобиль которого застрял и он не смог доехать до села Многоречье. Первые мысли были о том, что на том месте есть одна тропа, сложная, но спуститься со скрипом, если не жалко машину, можно. При виде координат, где застряла машина, у меня начали остатки волос на голове подниматься. Представляете, они спустились в верховье Большого каньона, а туда не каждый джип пройдет. Оказалось, что человек в своем путешествии использовал навигатор. Он показывал, что к месту назначения оставалось ехать всего три километра. Но то, что путь лежал через две горы и три ущелья, средство навигации не показало. В любых случаях к людям мы относимся с пониманием.

«Как есть, без показухи»

— Расскажите, как обычно ведут себя люди, оказавшись в непростой ситуации?

— Разные люди по-разному себя ведут. Встречались и абсолютные флегматики. Но чаще всего для человека любое ЧП — это стресс, а стресс — это когда страшно. В той или иной степени ситуация откладывает отпечаток на психику и поведенческие устои. К примеру, человек, находясь в состоянии травматического шока, с повреждением черепа может встать и попытаться самостоятельно идти.

— Одни считают, что в спасатели идут за подвигом, другие…

— Стоп. Если человек идет в спасатели за подвигом, я его никогда на работу не возьму. Начнем с того, что психотип поведения такого человека выделяется сразу. Работа спасателя это прежде всего работа, иногда тяжелая, повседневная, вонючая, мокрая, грязная, но это работа. Мы подвигами не занимаемся, мы занимаемся спасением.

— Вы смотрели российский сериал о работе спасателей под названием «Пять минут тишины». Действительно всё так, как рассказывают в фильме?

— Смотрел как фантастику, смеялся до слез. Все гораздо проще, хуже, иногда и страшнее. Совсем не так все это, учить человека иногда приходится годами.

— Страшно в чем?

— Страшные события — это когда вскрываешь бетонные плиты, а там класс из 32 детей. Страшно это когда на ДТП разбираешь машину, а в этот момент звонит мама погибшего человека… и как объяснить? Для меня спасатели — это, прежде всего, люди, которые понимают, чем они занимаются, как есть, без показухи. Психологически, физически, технически и морально подготовленные. Хорошие товарищи, потому что дружба и товарищество — это разные вещи. Знаете, когда держишь жизнь своего товарища на маленькой веревочке, тоненькой такой — это напрягает иногда. Мое положение осложняется еще и тем, что приходится отправлять людей на опасные работы. Самое страшное для меня — невозможность спасти. Был такой случай. Двое мальчишек заблудились на Ай-Петри, одному из них было четырнадцать лет, другому — пять. Младший от ураганного отека легких ночью скончался, второй мальчишка тащил его на своей спине уже мертвого. Звонить потом родителям и говорить… очень тяжело. Иногда реальность неприятно выглядит, и к этому невозможно привыкнуть, все равно фильтруешь через сердце. Но, несмотря на такие ситуации, эта работа для меня остается хорошей и увлекательной, ведь в основном мы имеем дело с живыми людьми.

Интересный нюанс

— Вы много знаете про Крымские горы и пещеры? На ваш взгляд, какие стоит посетить?

— Честно вам сказать, больше полувека хожу по Крымским горам и не считаю, что знаю все. Для меня Крым бесконечен, его невозможно знать хорошо. Каждый раз, оказываясь в одном и том же месте, где я уже был неоднократно, наблюдаю новые черты. Кстати сказать, детские маршруты здесь пользуются большой популярностью. По насыщенности исторических и природных памятников, без всякого сомнения, это самый лучший туристический регион России! Говоря о туризме, посещение различных объектов зависит в первую очередь от запроса человека. Если во время отдыха хочется узнать что-нибудь новое и познавательное, для этого есть оборудованные пещеры: Мраморная, Красная, Скельская; на плато Ай-Петри: Ялтинская, Гео­физическая. В погоне за адреналином турист может рассмотреть частные фирмы, предоставляющие такие услуги.

— А кто отвечает за здоровье человека в таком случае?

— Интересный нюанс. К примеру, среди любителей «пощекотать нервы» активно пользуется спросом роуп джампинг. На сегодняшний день этот кластер предоставления экстремальных услуг никем не контролируется. Организаторы сами устанавливают свои требования безопасности и следят за их соблюдением, и в этом заключается проблема, ведь несчастные случаи уже были.

О чем болит душа

— Хочется узнать, какой вы человек. Вас можно удивить?

— Можно, конечно. Наверное, я человек, который не разучился удивляться. Вы знаете, в своей работе меня удивляет, что в сегодняшних непростых условиях существуют такие подразделения как МЧС. Не перестает удивлять и отношение моих спасателей: ребята действительно делают свое дело, причем от сердца.

— Умение признавать свои ошибки — великое достоинство. Вы им обладаете?

— В работе у спасателей есть такой принцип единоначалия, то есть, если командир сказал сделать так, то надо делать так, а не иначе. Но, тем не менее, выслушать человека — это талант. А не ошибается тот, кто ничего не делает. Более того считаю, что поговорка «Век живи — век учись», — справедлива. Пока человек трудится, он должен учиться осваивать что-то новое. Знания — не кирпич за спиной, они не тянут.

— А что нового хотите узнать вы?

— Да хотелось бы много чего. Сейчас мне хочется, чтобы мои ребята, спасатели, получали новые профессии, впечатления. Жизненный опыт обязывает к тому, чтобы повышать квалификацию. Рано или поздно мы уйдем, а кто придет на смену нам? Вот об этом у меня больше всего душа и болит — какими они спасателями будут.

Беседовала Анастасия Чебанова

Фото предоставил

Сергей Семенюк