Главная страницаАрхив2017 №6 (55) / Центроспасу – 25!

Центроспасу – 25!

24 Марта 2017

13 марта 1992 года Постановлением Правительства Российской Федерации был образован Государственный центральный аэромобильный спасательный отряд МЧС России (Центроспас). Пожалуй, его создателей можно сравнить с теми, кто строил БАМ, запускал в космос первые ракеты или осваивал целину, — в общем, со всеми первопроходцами, которые не боялись трудностей и упорно шли к своей цели. Первый профессиональный спасательный отряд создавала совсем небольшая группа энтузиастов. За четверть века спасатели отряда приходили на помощь людям огромное количество раз. Спасибо вам, центроспасовцы, за такую трудную и нужную работу!

Михаил Фалеев

первый руководитель отряда Центроспас, ныне начальник Центра стратегических исследований гражданской защиты МЧС России

Сейчас управление проектами считается одним из наиболее эффективных методов достижения намеченных результатов. Свидетельством этого является формирование соответствующих подразделений в Правительстве России, интенсивная работа по выявлению приоритетных проектов государственного уровня и многое другое.

Однако подобные действия уже проводились ГК ЧС — МЧС России для создания отряда Центроспас — уникального спасательного подразделения, обладающего беспрецедентной мобильностью при оказании помощи людям на всей территории страны и за рубежом.

Выдвинутая С. К. Шойгу и Ю. Л. Воробьевым идея предназначения отряда нуждалась в определенной формализации, изложении ее языком проекта и технологии воплощения в жизнь.

Начали, как всегда, с упрощенного технико-экономического обоснования и сетевого графика реализации. Сетевой график представлял собой отображение на бумаге управленческих действий, событий и промежуточных результатов в виде кружочков и соединяющих линий, расположенных по оси времени. В качестве носителя информации была использована миллиметровка — бумага с нанесенной горизонтальной и вертикальной разметкой с шагом 1 мм. Множество пупырчатых линий начинались с точки отсчета (шел октябрь 1991 года), пересекались и, наконец, сходились в не очень отдаленной перспективе — на дате планируемого официального создания отряда, укомплектованного кадрами, оснащенного техникой и снаряжением и функционирующего в соответствии с нормативно-правовой базой. Непросто было выпустить постановление Правительства России о создании отряда. Но 13 марта 1992 года важнейший в истории Центроспаса документ был подписан.

Самой главной линией сетевого графика была та, которая характеризовала подбор кадров по профессиональным и человеческим качествам, делающий немногочисленный состав будущего отряда единой командой. Это получилось, и в дальнейшем достигнутый баланс авторитетов, амбиций и темпераментов позволял решать любые задачи в интересах дела.

Освоение главной изюминки отряда Центроспас — аэромобильности — осуществлялось планомерно: от покупки авиарейсов в горячие точки у Министерства обороны, правительственного авиаотряда или КБ, базирующихся в Жуковском, — к приемке приобретенных МЧС России собственных воздушных судов и превращению отряда в государственную авиакомпанию. Своя действующая авиакомпания требовала колоссальных ресурсов, квалифицированных специалистов и огромных финансовых средств. Поэтому впоследствии эта функция была выделена в систему самостоятельных подразделений министерства.

Неожиданно, но логично в состав отряда влился аэромобильный госпиталь под руководством В. И. Милявского. Замечательным специалистам-медикам и изобретательным инженерам стало тесно в рамках существовавшей структуры Минздрава, и они воспользовались шансом, обеспечивающим полноценную востребованность и развитие.

Одну линию на графике мы не проводили, но она незримо присутствовала в нашей жизни, посвященной построению спасательного отряда. Это создание благоприятного психологического климата, максимально возможного в начальных условиях удобства при осуществлении дежурства, чистоты и порядка, способствующих нормальной организации производственного процесса. Небольшой коллектив женщин успешно справлялся с этим фронтом работы, неформально заботясь о молодых парнях, спокойно и последовательно воспитывая их, добиваясь повышения уровня культуры общения. Центроспас постепенно превращался в опытную базу по испытанию и доводке технических новинок. Квалификация наших инженеров, авиаторов и спасателей это позволяла.

Практика постоянно расширяла горизонты наших представлений об аэромобильном спасательном реагировании. Линий и кружочков на сетевом графике становилось все больше. В итоге стало понятно, что готовый продукт будет получен через несколько лет в результате решения все новых и новых задач, которые ставило государство, с которыми сталкивались спасатели в процессе борьбы с природными и техногенными катаклизмами. Однако 25 июня 1992 года отряд официально вышел в свет, что установил приказ министра, утвердивший персональное руководство Центроспаса. Сетевой график был разорван на мелкие куски.

Впереди были многочисленные успешно выдержанные проверки качества выполнения проекта: от крупнейших в истории новой России землетрясений и наводнений, уникальных техногенных аварий и ликвидации последствий террористических актов — до зарубежных спасательных операций и гуманитарных акций.

Безусловно, у каждого из тех, кто начинал это впервые в России организуемое дело, в голове было собственное представление о будущем отряда Центроспас, о его проектных характеристиках. Эти представления органично интегрировались в общий проект в целях достижения результата, максимально оправдывающего вкладываемые ресурсы, обеспечивающего эффективную помощь государства попавшим в беду людям.

 

Юрий Маслов

Юрий Маслов — один из самых уважаемых спасателей отряда Центроспас. Подразделение, которым он руководит уже лет двадцать, давно связали с его фамилией. Так и зовут эту группу — «маслята». О характере Маслова можно судить по одному интересному убеждению: он считает, что настоящий друг человека — это кошка. Потому что общается она на равных. А собака? «Разве можно другу постоянно давать команды и требовать их выполнения?» — спрашивает в ответ Маслов.

— Профессии научить можно, — говорит он. — Рано или поздно каждый начинает, к примеру, отлично перекусывать пруты с помощью «Хольматро». Гораздо важнее, чтобы человек стал одним из нас. Думаю, что на ЧС у нас, как у муравьев, включается коллективный разум. Мы дополняем друг друга. В этом и есть наша сила.

 

Григорий Корольков

Лет двадцать назад, еще совсем неопытный спасатель оказался на крупной ЧС. Он поразился умелым действиям старших коллег. Видимо, поэтому и стал обращаться к ним не иначе как «уважаемый». С тех пор это слово в Центроспасе прочно связали с высоким улыбчивым человеком, знатоком английского языка, ныне спасателем международного класса Григорием Корольковым.

— Первый мой серьезный выезд — на землетрясение на Курилах, — вспоминает он. — Я тогда в полной мере ощутил, какой это грязный, тяжелый, изматывающий труд. Лопату вообще из рук не выпускал. Особых технологий не было, зато присутствовал здравый смысл, а это, я считаю, в нашей работе ключевой момент. Если ситуация позволяет, спим, обедаем, если нет — сутками на ногах. И все-таки наша работа — очень благодарная. Когда находим живых, спасаем погибающих — это искупает все ее трудности.

 

Виктор Ситин

Он принадлежит к той группе профессионалов, которые не любят быть на виду. Зачем? Он выбирал профессию не потому, что хотел стать героем в чьих-либо глазах. Один из первых спасателей МЧС выглядит обычно да и говорить не мастер. Но те, кто вместе с ним прошел путь длиной в 25 лет, хорошо знают: Ситин — специалист экстракласса. За его плечами сотни выездов, и в трудной ситуации он найдет верное решение.

— Когда мы начали работать в Центроспасе, — рассказывает Ситин, — помню, старались освоить как можно больше специальностей. Ведь уже после первых выездов убедились: никогда не знаешь, какие навыки пригодятся на следующей ЧС. Тогда за свой счет прошли и специальную горную подготовку, и выучились на газоспасателей: все могло пригодиться в нашей еще никому не известной профессии.