Главная страницаАрхив2017 №20 (69) / На пределе возможностей

На пределе возможностей

25 Октября 2017

Всемирно известный путешественник Яцек Палкевич живет то в родной Польше, то в любимой им Италии.

 

— Яцек, ранее вы устраивали тренировки для сотрудников российских спецслужб, а также спасателей. Какова была цель подобных тренингов и нет ли желания их возобновить?

— Все началось с международного обучения специальных подразделений при поддержке правительственных структур Польши и Российской Федерации. Например, во время тренинга в Сахаре с нами был глава российского отделения Интерпола генерал полиции Владимир Гордиенко. Какую цель мы преследовали? Когда один журналист спросил об этом полковника Леонида Петрова, руководителя Ассоциации ветеранов специальных подразделений «Русь», последовал лаконичный ответ: «Полученный в специфических условиях опыт обеспечил двум военным звание Героя России».

Что касается сотрудников МЧС, то их обучение имело целью познакомить спасателей с крайне сложной природной средой, будь то джунгли или пустыня. Ребята постигали стратегию выживания в экстремальных ситуациях, учились находить решение проблем, характерных для данных обстоятельств. У меня есть глубокое удовлетворение от того, что время не было потеряно зря. Один из участников тренинга написал мне, что джунгли могут сломать даже сильного человека, но, по его мнению, он превзошел самого себя. Потом, кстати, благодаря полученному опыту он спас в Колумбии жизни трех человек. Для меня это была самая большая награда за мою учебную деятельность. Конечно, я бы и сегодня с удовольствием принял предложение о сотрудничестве, продолжив тренинги, если кто-то захочет использовать мой опыт.

— Какого вы мнения в целом о российских спасателях? Приходилось ли видеть их в работе?

— Я не видел непосредственно спасательных работ MЧС, хотя в 1990 году с интересом следил за рождением этой структуры. Я в курсе событий и восхищаюсь эффективностью и широким масштабом деятельности МЧС в области ликвидации чрезвычайных ситуаций. Это самая большая организация такого рода в мире, с очень мощной базой, транспортным, техническим и научно-исследовательским потенциалом.

— Что интересного в ваших ближайших планах?

— Я работаю над проектом «Великий шелковый путь — 2017– 2018». В мае 2018 года колонна автомобилей пройдет из Китая через Кыргызстан, Узбекистан, Казахстан, Россию, Беларусь в  Польшу. В эпоху динамичного развития интеграционных процессов человечество оказывается перед необходимостью поиска новых путей взаимодействия. Экспедиция придаст импульс для обновления легендарной сети древних дорог, где в течение долгих веков существовали великие цивилизации, обладавшие достижениями в технике, богатыми знаниями, где встречались религии и смешивались культуры. Концепция экспедиции предусматривает популяризацию Великого шелкового пути как объекта мирового наследия. Проект поддерживают правительства и официальные структуры многих стран. Я рад, что в России меня поддерживает Государственный комитет Республики Татарстан по туризму.

— Откуда вы черпаете силы для воплощения в жизнь таких сложнейших проектов?

— Я понимаю, что по возрасту уже пересек границу, за которой мало места заманчивым перспективам. Чувствую себя обязанным поблагодарить Господа Бога за бесценный подарок — жизнь. Я полностью удовлетворен, потому что всегда делал именно то, что представляло для меня удовольствие. Недавно я испытал шок — молодая девушка хотела уступить мне место в трамвае. Чертово свидетельство о рождении! С физиологией не поспоришь, вы не можете прыгнуть выше вечных законов природы. Многие вещи мне не по силам, но я стараюсь держать высоко планку того, что делаю, чтобы эмоции не потеряли цвет.

— Часто ли вам приходилось оказываться в экстремальных ситуациях?

— Английский писатель Брюс Чатвин писал: «Несчастья встречают нас исключительно потому, что мы не можем усидеть спокойно на одном месте». Вечная погоня за экстримом, все новыми и новыми испытаниями не раз приводила к тому, что приходилось играть с огнем. В 1975 году, переправляясь в одиночку через Атлантический океан на небольшой лодке, во время шторма я боролся за жизнь. В течение трех дней у меня было время подвести итог моей жизни и одновременно молиться Творцу о помощи. Годом ранее во время военного переворота в Нигере секунды отделяли меня от расстрела. На улицах царили террор и смерть. Вооруженные воины держали меня на прицеле. Тогда не было времени ни на какие мысли, одна пустота в голове. Меня спас проезжающий мимо местный офицер, которому днем ранее я ставил выпивку в баре отеля. В другой раз парализующий страх я почувствовал во время экспедиции на полюс холода в якутском Оймяконе. При температуре –50ºС наша экспедиция попала  в ледяной плен. Нужно было много удачи, чтобы выйти из этого живым. Я рисковал своей жизнью в пустыне Сахара, когда с последними каплями воды мы пришли к колодцу, но в нем лежали дохлые животные. В 1999 году я оказался в руках красных кхмеров. Таких драматических ситуаций было много.

— И все же где еще на планете вы хотели бы побывать?

— Экзотика нашей планеты не перестает меня будоражить. Все время тянет куда-то далеко — в Южную Америку или в Сибирь, с которой я познакомился очень тесно и куда всегда с удовольствием возвращаюсь. И хотя заглобализованный мир сжался, разрушил границы и стирает разнообразие этносов, пока еще можно найти для себя что-то интересное.

Подготовил Виталий Дьячков

Фото из личного архива Яцека Палкевича__