Главная страницаАрхив2018 #17 / Очистка территории продолжается

Очистка территории продолжается

11 Октября 2018

 

Не первый год уже встречаюсь в Крепости Керчь с сотрудниками отряда Центра по проведению спасательных операций особого риска «Лидер» и каждый раз узнаю что-то новое об их работе, да и о самом памятнике. Неизменным в этих мужчинах остается одно — высочайший профессионализм. Особенно это понимаешь, пробыв несколько часов с ними под палящим солнцем «в поле», звенящем от кузнечиков и сигналов металлодетекторов.

Такая работа

По приезду на место первым делом общаемся с командиром отряда Центра по проведению спасательных операций особого риска «Лидер» Вадимом Иглиным. Под его руководством отряд из 25 специалистов проработает в крепости 40 суток. Он рассказывает, что местность, где в этом году проводятся работы, зонирована.

— Есть административная зона, где находится командир отряда и начальник штаба отряда. А остальные зоны разделены на боксы, где проходят пиротехнические работы и проход людей на этой территории вообще запрещен.

На самом деле не заметить участки, на которых работают пиротехники, практически невозможно, так как вся территория, подлежащая очистке от ВОП в этом году, отмечена не только на карте, но и в натуре на местности специальными красными кольями, вдоль которых натянут белый шпагат. Внутри они делятся на более мелкие сегменты — боксы площадью 50 на 50 метров. Боксы разбивают на линии (метр в ширину), для того чтобы каждый из пиротехников группы работал на своем участке. Если же все-таки на территорию работ по­падает гражданский, то увидавший постороннего по рации, которые есть у каждого специалиста, дает команду «стоп работы», и командир группы передает информацию в штаб. Далее человек выводится из опасной зоны.

Интересуюсь, насколько успешно проходят работы на объекте и что более всего их осложняет.

— Центр «Лидер» проводит работы по очистке от взрывоопасных предметов Крепости Керчь с 2015 года. В этом году у нас задача очистить 46 гектаров. Пиротехниками отряда ежедневно обнаруживаются и извлекаются взрывоопасные предметы, в основном времен Великой Отечественной войны. Работы осложнены высокой температурой воздуха и рельефом местности, также мешают колючие кусты, деревца, которыми все здесь заросло. В этих местах работает машина разминирования DOK-ING MV-4. Также в акватории в районе 50 метров от берега работают водолазы. Работают точечно, если есть подозрение на обнаружение взрывоопасного предмета.

По словам Вадима Иглина, специалистам Центра «Лидер» работы здесь еще хватит на 2 года точно. Тем не менее, для полной очистки крепости от взрывоопасных предметов нужно намного больше времени, так как здесь есть схроны, обвалы, которые надо досконально обследовать, да и со временем земля начинает «отдавать железо», и потребуется новая очистка.

История и современность

Вся территория Крепости Керчь, а это более 200 гектаров, напоминает ноздреватый сыр — практически все сооружения, — батареи, капониры, казармы, пороховые погреба, — сообщаются друг с другом подземными переходами — потернами, есть здесь и контрминные галереи. На сегодняшний день часть керченской крепости открыта для посещения туристами, часть находится на подготовительной стадии для дальнейшего представления публике, а еще достаточно большая территория является закрытой. Именно там и проводят работы по разминированию пиротехники Центра «Лидер».

Поговорив с начальником Крепости Керчь, кандидатом исторических наук Юрием Беликом, узнаю, что крепость «чистили» неоднократно и в советские времена, и в украинские, и пиротехники «Лидера» уже четвертый год подряд проводят очистку территории памятника. В этом году они работают к востоку от форта Тотлебен, Виленского люнета, там, куда туристов не пускают, да и нас, журналистов, в сопровождении пиротехников проводят только по специальным «дорожкам», огражденным кольями с натянутым на них шпагатом.

— Это место не особо пристально всегда осматривалось саперами в предыдущие этапы зачистки крепости в 2004–5-м году, 8–10-м году. И зря, потому что здесь, как оказалось, тоже хватает взрывоопасных предметов, которые представляют угрозу для людей, — подчеркнул начальник крепости, ответив на мой вопрос о выборе территории для работ Центра «Лидер» в этом году. — Этот участок крепости будет потом включен в экскурсионный маршрут. Здесь есть интереснейшие объекты. Например, сохранившиеся оригинальные ворота: полотнища ворот, воротные конструкции, поворотные механизмы и так далее. Внутри два туннельных прохода, снаружи очень красивая створка.

Сложно и интересно

Памятник, конечно, поврежден временем, осколками снарядов и пулями былых войн, но он действительно выглядит величественно и прекрасно. Внутри прохлада, несмотря на то, что на улице под 40 выше нуля. Ворота являются проходом через одно из ландшафтных препятствий крепости — высокий вал, покрытый высушенной на солнце травой, кустарником, деревцами, — типичный крымский пейзаж восточной части полуострова. Там, наверху, вижу, как работают два пиротехника: кивларовая защита, шлем с визором, индивидуальная аптечка, металлодетектор, лопата, а также альпинистское снаряжение. Спрашиваю у командира группы разминирования отряда Центра «Лидер» Виталия Олейникова, какие трудности в работе на данном участке.

— Стандартно, это климатические условия. Первую неделю приходится привыкать к высоким температурам. Сложный рельеф, пиротехникам приходится работать с применением альпинистского снаряжения, большое количество взрывоопасных предметов и большая загрязненность ферромагнитными предметами. Выпадают такие участки, где на 1 квадратный метр приходится производить откопы по 10–15 раз. И среди простого металла можно обнаружить взрывоопасные предметы.

Во время беседы узнаю, что Виталий родом из Курской области, в 2007 году прибыл для прохождения срочной службы в «Лидер», остался на контракте и с тех пор посвятил свою жизнь пиротехнике.

— Мои родные вначале ревновали к работе — мало времени им уделяю. Только в этом году в общей сложности уже 120 суток в командировке. Но я не жалею. Очень интересная работа, приносим пользу людям: каждый обезвреженный взрывоопасный предмет — это спасенная человеческая жизнь.

В Керчь Олейников попал впервые и, несмотря на то, что работы ведутся в непосредственной близости от побережья, на море так еще и не побывал. На мой вопрос почему, улыбается и отвечает:

— У нас все спортсмены, и после работы выдвигаемся на кросс, минимум 10 километров. Физподготовка — это часть нашей работы, и если сотрудник не сдает нормативы два раза подряд, он отправляется на аттестационную комиссию с последующим увольнением.

В отряде очень строгая дисциплина — военная. По-другому и быть не может — разминирование территории работа сложная и опасная, где каждый четко знает свои обязанности, порядок действий и фронт работ.

— В мои обязанности входит разметка участка работ, восстановление периметра, поворотных точек, фиксация координат, разбивка участка работ на боксы, проведение ежедневных инструктажей по требованиям безопасности, извлечение, переноска, идентификация всех взрывоопасных предметов, — уточняет командир группы разминирования. — Также я осуществляю контроль правильной технологии разминирования, которая включает в себя инструментальный поиск или работу с прибором, работу на DOK-ING MV-4, правильную откопку найденного предмета, его идентификацию и извлечение. Саперы работают приборами АКА СИГНУМ российского производства и Аvallon VMH1 производства Германии. Отечественные приборы ни в чем не уступают, даже способны проводить селекцию на цветные и черные металлы, и по глубине погружения сигнала в два раза превышают — 60 см против 30 см относительно металлического предмета весом 5–7 грамм.

Как всякий журналист и просто человек любопытный, интересуюсь у Виталия, какие необычные находки удалось обнаружить в крепости. Он оживляется, — видно, что человек очень любит свою работу.

— Впервые в жизни видел гранаты времен Первой мировой вой­ны, которые были на вооружении Британской империи. С такими раньше встречаться не приходилось. Я их сфотографирую, чтобы показать коллегам и объяснить принцип действия. Практически все боеприпасы, которые попадаются за командировку, подлежат фотографированию, чтобы рассматривать на учебных занятиях принцип действия, тактико-технические характеристики.

По словам Виталия Олейникова, процедура разминирования стандартная, она не противоречит IMAS (Международные стандарты для реализации программ в области гуманитарного разминирования), но очень часто встречаются взрывоопасные предметы времен Второй мировой войны, с которыми ребята не встречались. Поэтому им приходится все время учиться.

— Ежегодно у нас проводятся плановые сборы с пиротехниками. В течение месяца мы проходим занятия, по результатам которых сдаем зачет. Соответственно по зачетам пиротехники получают допуск к проведению работ сроком на год.

Акклиматизация и вакцинация

То, что в отряде служат только физически развитые, выносливые ребята, понятно и так — условия работы требуют наличия определенной физподготовки. Однако резкая смена климата может повлиять на самочувствие любого. Интересуюсь, как переносят крымскую жару командированные специалисты, у Ивана Маняева, фельдшера отряда Центра по проведению спасательных операций особого риска «Лидер».

— При смене климата у любого человека могут проявляться различные заболевания, и у сотрудников Центра «Лидер» в том числе. Акклиматизация зачастую проявляется в различных респираторных инфекциях, аллергических реакциях, расстройствах желудочно-кишечного тракта и всевозможных невралгиях. Профилактические мероприятия начинаются еще до прибытия отряда в район проведения работ. Проводится доэкспедиционный осмотр с целью выявления хронических заболеваний. Но их, как правило, нет, потому что все сотрудники центра имеют I–II группу здоровья и категорию годности «А». Может проявить себя какой-то небольшой недуг, и его нужно выявить своевременно и вылечить. Перед экспедицией проводится вакцинация личного состава, усиленная витаминизация, а уже по прибытию в район проведения работ каждый получает поливитаминный комплекс с акцентом на витамин С, чтобы быстрее привыкнуть к новым условиям. Также обращаем внимание саперов на то, что в условиях активного солнца необходимо пользоваться солнцезащитным кремом.

Обмен опытом и безопасность

В послужном списке специалистов Центра по проведению спасательных операций особого риска «Лидер» множество работ, связанных с поиском и обезвреживанием взрывоопасных предметов. Каждое место былых боев может преподнести пиротехникам массу сюрпризов в плане обнаружения редких малоизученных боеприпасов. Более подробно, насколько важен обмен опытом в профессии пиротехника, спрашиваю у Ивана Воробьева, заместителя начальника управления спасения, эвакуации населения и сопровождения грузов Центра «Лидер».

— Это очень много значит. Человек работает на одной территории и привыкает к этому, концентрируется на одной линии. Начинаешь общаться с коллегами, они свое рассказывают, своей линией делятся. Мы работали и с Министерством обороны, и с другими коллегами из МЧС. Места, где проходили ожесточенные бои как под Смоленском или Ржевом, изобилуют большим количеством боеприпасов и таких видов, что приходилось искать через Интернет, в энциклопедиях вычитывать их названия и характеристики. Допустим, обнаружили какой-то взрывоопасный предмет, похожий на фильтр от трактора, а это немецкая кассетная бомба, к которой даже подходить нельзя, не то что поднимать. Кто-то с этим сталкивается впервые, а опытные сотрудники знают и подскажут.

Возвращаю своего собеседника к теме Крепости Керчь. Интересуюсь, какие здесь находки самые опасные.

— На территории крепости наиболее опасны — авиабомбы. У них разные типы взрывателей, может и не один стоять, что увеличивает мощность. Бывает, что один взрыватель сработал, а другой — нет.

Каждый сотрудник Центра имеет дополнительно 5–6 профессий, у некоторых до 10 доходит: он и водолаз, и взрывотехник, и сапер, и кинолог, и десантник, и так далее. Командиры и предметы боевой подготовки на отлично знают, и иностранными языками владеют, и работают как в поле, так и в штабе. Спрашиваю, насколько уверенным в том, что опасности нет, можно быть после проведения работ пиротехниками, и как обезвреживают ВОП.

— После завершения работ специалиста командир группы разминирования обязательно выборочно проверяет каждый участок на предмет качества поиска ВОП. Так что территория очищается на 100%. Что же касается уничтожения боеприпасов, извлеченных пиротехниками отряда Центра «Лидер», то этим занимаются уже наши крымские коллеги — сотрудники Специального морского отряда ГУ МЧС России по Республике Крым.

Лилия Косса

Фото Романа Молотова